Mozart and the Whale

Еще раз об аутистах / аспи. По автобиографическому роману Jerry und Mary Newport, сценарная основа – от автора Rain Man. С Josh Hartnett и Radha Mitchell. Они замечательные актеры, все же не аспи – и не вполне убедительны… И вот опять задаешься вопросом о границе, за которой дело уже не в Синдроме Аспергера.

Шаг за шагом – и мы все дальше от неизлечимой болезни, клейма на всю жизнь. Шажок – и перед нами болезненное состояние среднестатистических людей, которых выбило из колеи, вынесло центробежной силой из мира конвенций. Еще шаг – и речь уже „просто“ о вполне себе обычных качествах, таких, как замечательная память, застенчивость и оберегание рутины, или таких, как безоглядная спонтанность и прямота. И эти обычные качества могут быть еще и усилены прирожденными способностями, предрасположенностью к определенному роду занятий: вот математики-интроверты, вот художники-экстраверты… К тому же, все эти „особенности“, „качества“ и „способности“  могут еще и обостряться детскими травмами вроде раннего одиночества и даже сиротства, наложившимся опытом сосуществования с людьми… Вот и думаешь: да так ли уж отличаются „дети спектра“ от обычных людей?

А ведь в Германии диагноз обеспечивает удостоверение инвалида, удобное во многих отношениях, начиная со школы…

The diagnosis of Asperger’s was gotten rid of in the 2013 fifth edition of the Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders (DSM-5) …

…and people with these symptoms are now included within the autism spectrum disorder along with autism and pervasive developmental disorder not otherwise specified

Где грань, где признаки, что перед тобой – нечто за гранью? Невыносимость шума? а я его выношу?.. Или множество моих знакомых, да и я, – аспи, или синдром – миф (в отличие от аутизма)…

Сюжетный материал размышлениям на тему не помогает, напротив, осложняет их: эти двое – взрослые и многому научились, они волевым усилием пытаются одолеть свои проблемы: ходят в группу самопомощи или даже организуют ее + влюблены и настроены преодолевать барьеры коммуникации.

Ну да, речь о спектре, не забываю. Шаг за шагом… У той меньшей, у этого больше… И все же: ведь синдром – нечто за гранью, инвалидное удостоверение обеспечивает, опять-таки…

Правда… само их присутствие в группе „сумасшедших“ кое-что выявляет. Рассказ Изабеллы о сцене из детства (поняла, лишь прочитав английское описание): родители запоем смотрели олимпиаду и  восхищались спортсменами, которые бьют рекорды, – малышка разбила их пластинки…  Буквальное понимание вещей – вот это и есть пограничная будка синдрома? А если в генах – способности еще и языковые, чувство языка?.. Или у литераторов детей-аспергеров не бывает?..

Ну вот, опять читать про синдром…

04.2019 Ничего личного

К 1925 году Сухарева собрала свои наблюдения за шестью мальчиками и их симптомы в отдельную статью «Шизоидные психопатии в детском возрасте», вышедшую в сборнике «Вопросы педологии и детской психоневрологии». Через год, в 1926 году, статья была переведена на немецкий для уважаемого психоневрологического издания.

Шансы, что статью не читал светило австрийской психиатрии Ганс Аспергер, крайне малы: журналы о психиатрии были наперечет, и выход каждого становился событием во врачебных кругах. Тем не менее спустя 20 лет в своем «первом» описании детского аутизма Аспергер не упомянул предыдущее исследование расстройства, сделанное русским врачом со странной фамилией Ssucharewa. При том что описание заболевания от Груни Ефимовны почти идентично описанию австрийского врача.

Термин «синдром Аспергера» много десятилетий использовался врачами-психиатрами для характеристики детского аутизма. О статье Сухаревой забыли. Точнее даже не забыли, а ничего о ней не знали — пока в 1996 году психиатр Сула Вольф не перевела статью на английский.

Merken