literary & conceptual

„экранизации“
топ 357 (РАН) 53… про ужасы р. классики 11 авторов, которым хватило рус. корни А США

art: self-reflection
  • Медуза-19

Обычный банан давно стал искусством. Но на этом все не закончилось. Новая работа итальянского художника Мауриццио Каттелана называется «Комедиант»: выглядит она как обычный банан, приклеенный скотчем к стене. Впервые работа была представлена на выставке в Майами. Последние несколько дней все только и обсуждают эту работу, а пока идет выставка, бананы купили уже два коллекционера — по 120 тысяч долларов. Но на этом приключения банана не закончились: сначала его отклеил от стены и съел художник Дэвид Датуна — он назвал это перформансом «Голодный художник» (говорит, что банан за 120 тысяч долларов оказался очень вкусным). А у Кателлана появились подражатели по всему миру (среди них центр современного искусства «Винзавод» в Москве и даже Хэнк Шрэйдер из «Во все тяжкие»).

  • Люди пера в кино
  • The Limehouse Golem is a 2016 British horror-mystery film directed by Juan Carlos Medina from a screenplay by Jane Goldman. The film, an adaptation of Peter Ackroyd’s 1994 murder mystery novel Dan Leno and the Limehouse Golem.
    Секс-перверсии же надоедливы… Остается не до конца ясной фигура Голема. Не надо бы верить отравительнице мужа-писателя, актрисе, трансвеститке и неназванной феминистке: отравила – да: нелюбимого мужа, поманившего обещанием пьесы с драматической ролью – и обманувшего ради заместительницы; может, еще и директора театра убила, но Голем?.. Но и версия следователя-рыцаря (вознесенная им на пьедестал выбившаяся из низов оскорбленная женщина убивает Голема) неполноценна. Суть в том, что она не хочет спасения или больше него хочет драматической славы – и готова присвоить идею о преступлении-искусстве. Популярная идея («Изящное искусство смерти» Дэвида Моррелла, Томас Де Квинси, „Преступление как одно из изящных искусств“, БА еще вспомним) – и тут нечто вроде борьбы за авторство. Однако следователь выбирает свою интерпретацию – вряд ли потому, что поверил ей, и вряд ли просто из-за того, что не принесет ей спасения, – похоже, ради своей „авторской“ идеи, чтоб не испачкать рыцарский образ обманутой, наказавшей маньяка и несправедливо осужденной = слабой женщины; а он, следователь, „опоздал“. Женщина-маньяк не отвечает его художественным представлениям…