new-Laputa

Ал продолжил рассказ.

Но не тот, с урожденным волшебником. Про тот он скороговоркой сообщил, что двое, выйдя из тюрьмы, случайно оказались свидетелями тайного подлого вторжения вражеской армии, вынуждены были бежать, а за границей мальчик поступил в школу волшебников… Ал выдохнул, изображая, что отдувается: наконец закончил тяжелое дело! И пояснил смущенно: „Когда я новый рассказ выдумываю, мне уже неинтересно…“

Мы шли в магазины добрать вкусного к Рождеству и разговаривали. Точнее, Ал рассказывал. Начал с обстоятельного вступления, как в старых романах. Хотя вообще-то его рассказы – скорее романы-сценарии. И он сам это вполне осознает.

-Знаешь, есть астероиды, метеориты, они тяжелые и остаются на земле, когда падают. Но есть еще кометы, они входят в атмосферу, расплавляются и распадаются – и попадают в землю как ore, руда. И вот в земле оказывается такая особенная руда, в ней сила антигравитации. Если ее в каком-то месте много, кусок земли может превратиться в летающий остров. Ну, как Лапута.
И вот представь: есть целый мир, где всё летает. Корабли, например. А ещё есть еще такие… летающие устройства, по виду как стрекозы: у них по два прозрачных крыла на каждой стороне. Ещё замки, они тоже могут летать. В замках аристократы, рыцари, их немного, всего 36 на весь мир. У каждого свой кусок земли. Они враждуют друг с другом, пытаются отхватить себе земли побольше. Сражаются в воздухе. Любят с разгона въехать в чужой замок и – пач! пач! – как пощечину дали… А выше всех стоит король, у него земли больше, чем у других: огромный остров! и не только замок, но ещё селение, там живет пара богатых, купцов – это кроме свиты. Но большинство в этом мире живут внизу на земле; они ищут руду, а если найдут, могут изготовить предметы с особенными свойствами. 
И еще там есть один странный рыцарь. Не такой, как все. Он носит красный… нет, не мантию… coat? (Я не сообразила подсказать плащ… но Ал все равно не плащ имел в виду) ну, знаешь, как в старой России носили: рукава до полу, прорезанные (я забыла слово, посмотрела позже – охабень? надо будет уточнить, правда ли об этом речь; и зачем „протагонисту“ такая одежда…). У него белые волосы и красные глаза. Такие люди бывают. Альбинос? не знаю. Нет, у него глаза разные, один зеленый, другой синий.
Его никто не любит. Если рыцари соберутся и заключат deal – ну да, сделку, договор, – то всегда против него, пытаются его поймать. Но это трудно: он быстрее всех летает и может очень хорошо прятаться.
А еще в том мире есть особенная девочка. Ну, как всегда в фильмах бывает. Очень красивая и nice – милая, да. Совсем не Zicke, как другие. (Господи, сколько раз я смотрела в словаре это слово, и все равно не улавливаю смысл; недотрога, стерва, эгоистка, жеманница, сумасбродка, с причудами… Ал говорит, такие смотрят на всех свысока, командуют, и им все не так – я сказала: высокомерная и капризная? Ал согласился; торопился рассказывать дальше. Но позволил себе еще отступление, чтоб пояснить, какие те, другие.)
Большинство девочек раскрашены, будто смешали всю косметику в тазу и лицом в таз ткнулись – раз!.. А эта – без косметики. Натуральная.
(Еще он распространялся насчет того, что в его школе девочки такие –  фу… Что вообще-то можно только шампунь использовать; и мы было втянулись в дискуссию: я говорила: шампунь – это не то, что можно разрешить, так уж и быть, это то, что должно быть… Дискуссия угасла сама собой: выходили из поезда, оглядывались в поисках правильного выхода; и все равно ведь мне был интереснее – рассказ.)
Все мальчики к ней тянутся. Но у нее нет бой-френда (он сказал какое-то другое слово, забыла). Друзья есть, и близкие друзья, их немного. Но нет одного самого близкого. А девочки ее не любят, как раз потому, что она мальчикам нравится, устраивают ей что-то вроде моббинга. Нет, давай так: пусть и девочки-друзья у нее есть.
И вот этот день, о котором я хотел рассказывать. Представь себе их деревню: в центре площадь для торговли, Markt, самые главные магазины, отели; все собрались праздновать. В небе огненные искры, фонтаны огней: фейерверк!
А она уходит с девочками домой. Они вместе смотрят праздник из окна.
(Он рассказывает – а мы тем временем обнаружили, что супермаркет уже закрыт. Решили ехать на вокзал. Едем с пересадками – Алу постоянно приходится прерывать рассказ. Иногда он и сам прерывается, просит подождать, пока придумает дальше. Еще он отвлекается, чтоб объяснить, чем его мир отличается от похожих. Ну, и некоторые детали по ходу дела меняются. Сначала сказал, что в этом мире нет магии. Потом передумал: магию могут использовать nobles, благородные.)
Так вот. Девочки смотрят праздник из окна, а толпа на площади.
Вдруг слыштся жужжание. Из облаков появляются корабли – ну те самые, что как Libellen. Облака рассеиваются – кораблей все больше. И вот – снижаются два острова. Сражаются. Один разрушен – обломки летят к земле!
Люди внизу кричат, они в панике, мечутся, пытаются куда-то бежать. Куски острова разрушают город, он горит. Лежат убитые, выживших почти нет.
Девочке с подругами удается спастись.
Они идут прочь. Оказываются где-то за городом. Неожиданно находят корабль-стрекозу; пилот мертвый. Девочки забираются внутрь корабля. Взлетают.
-Научились летать?!
-Ну… они просто пробовали: а это что? а это?.. И вдруг раз – летят!.. Знаешь, это неважно, слушай дальше.

В это время люди из армии особенного рыцаря видят, как летит корабль их маршала, их друга. Они рады: он жив. Но корабль ведет себя странно, его шатает. (Ведь девочки еще не могут летать как следует!) Друзья рыцаря связываются с кораблем по рации – и слышат  крики: девочки просят о помощи. Солдаты рыцаря решают взять их с собой. Все равно на земле ничего живого не осталось, город разрушен, догорает.
(К этому времени мы уже закупились, но не смогли найти crêpes для Ан; Ал проголодался, дала ему денег на сэндвич, сама побежала на рынок: вдруг работает кто… Ал утомился ходить, хотел домой; договорились встретиться дома. А дома не до того…)

Так что – продолжение следует…