Pubertaet

Как проявляется? картинкой: темный фон, пустынная дорога, зеленоватый свет, темные контуры фигур без лиц. Да, депрессивно. Но красиво. А главное – овеществлено. Это уже не бездонная пропасть внутри, сосущий вечноголодный червь, тревожная неудовлетворенность неясной этиологии – это встреча со своим настроением, полная ясность, когда состояние выражено и очевидно, признано и понимается. Значит, может быть преодолено.

Как проявляется? самомнением. Хочу уметь рисовать. Но не учиться у кого-то, лучше дома по книжкам, сама. Хочу учиться играть на балалайке, саксофоне, флейте… но не у кого-то. А сам, в интернете или еще как. (Попытки не следуют. Времени нет, все такое.) Да, хочу в Японию, но не буду ради этого ходить в группу. Если поеду, так на свой страх и риск, на свои деньги, когда-нибудь потом…

Ты, мама, готова вести, учить, платить, помогать, направлять, поддерживать – только вот им этого не надо. Твои усилия – не просто лишние, ненужные: они под запретом, они и вообще воспринимаются как агрессия, посягательство – на время, на душу-свободу-самостоятельность. „Ты слишком много говоришь, у меня никакой жизни нет.“ Ну да, говорю: не могу больше оставаться средством передвижения, всего лишь орудием-инструментом. Мала стала роль статиста-массовки. Незаметная обслуга… как у Фатиха Акина в фильме «На краю рая» (нем. «Auf der anderen Seite», тур. «Yaşamın Kıyısında», англ. «The Edge of Heaven», 2007): мама Лотты.

Они требуют самостоятельности, я – замеченности, встаю с колен, восстаю, борюсь. Вот только финал без надежды: победа будет проигрышем, а скорее всего и победа не светит, ответ на военные действия – санкции, лишение общества, благо им есть куда убежать…

Может, это и хорошо. Мама слишком уж вошла в их потребности, в их жизнь. Время им отдаляться и жить отдельной жизнью, ей/мне – возвращаться к себе, искать новую среду. (Может, и вообще сделала ошибку? отдаваться семейным заботам всей душой – в какой-то момент предать себя?..)

Ну да, ну да, нет повода для особого беспокойства. У других хуже: наркотики-кражи-драки… А тут всего-то депрессия и отгороженность. Одна в соцсетях и среди ютьюберов, другой в компьютерных играх и внутри аниме… Подростки – außer Betrieb, сказала психолог, мать троих мальчиков, старший товарищ, великолепная женщина. Добавляю: они – в норе. Или так: в коконе. Что-то вылупится замечательное, прекрасное. Только не трогай кокон, не разрушей, не процарапывайся внутрь. Живи  и наблюдай…