Puttin‘ on the Fritz

Воскресный улов. Боковое зрение выцепило „имя“ – оказалась реклама (ресторана „Frischer Fritz“ в отеле „Регент“, кажется; шеф-повар 10 лет обеспечивал месту две мишленовскипе – Michelin – звезды…). Задумана была игра слов (ср. песня и фильм 30-х гг. 20 в. Puttin’ on the Ritz, обогатившие язык оборотом со значением „шикарно одеваться“).
Исходник словесной игры незадачливых пиарщиков: знаменитая песенка Putting on the Ritz,
1) Original 1930 Movie Sequence (неполиткорректная) с Ирвингом Берлином

2) откорректированная песенка с Фрадом Астером (Fred Astaire – это тот самый,  Fred Astaire & Ginger Rogers – Tap Dance):

Реклама получилась нечаянно провальная: on the fritz для носителей языка значит испорченный / поломанный, не соответствующий стандартам, бросовый и т.п. Форумчане LEO советуют переводить на немецкий как futsch… Для мультилингвальных – забавное предвыборное “ высказывание“ на улицах Берлина.

P.S. Имя помстилось после обсуждения интервью (NBC News’ Megyn Kelly, 9 марта): на вопрос про хакерские атаки / вмешательство в американские выборы 2016 последовал ответ:
“Maybe they are not even Russian. Maybe they are Ukrainians. Tatars. Jews. Just with Russian citizenship. Even that needs to be checked. Maybe they have dual citizenship or maybe a green card. Maybe it was the Americans who paid them for this work. How do you know?”
„Да мне п… все равно…“

languages

Все-таки странно: самый сильный язык Ала английский, немецкий на втором месте, русский беглый, но не свободен от ошибок, я бы сказала, идет в списке третьим – Ал же считает, что русский у него самый сильный.

Наверное, потому, что я его слушаю…

обмен ментальностями

авторепост

  • язык и не только:Хазанов: Язык [Эссе] // Искусство кино. 1993. № 12
  • Русское изобилие существительных, существительные изучает морфология=формообразование. Формы – состояния. О какой фабуле (лунцевское „На запад!“) может быть речь, если весь сюжет – как прорезывается новое состояние. Точнее, новое положение: отлежал бок – перевернулся. И мысли вялые, полусонные. И, может быть, отсюда (из литературы, точнее – от образа мысли) повторения застойных времён…
  • О, и немцы не таки уж законопослушные! mit dem kann man Pferde stehlen (разг.) — он человек надёжный, на него вполне можно положиться. А по-русски – с ним можно в разведку пойти – ассоциируется с дисциплиной и ответственностью; с соблюдением (военных и государственных) законов.
  • Herald Tribune. Комиксы. Старик везет мальчика (Дениску) в тележке. Мальчик: „Wow, Grandpa (а я думала, это сосед, м-р Вилсон?, Джордж), youd make a great dad!“ (Дедушка, ты был БЫ хорошим отцом…) Шутка в том, что эгоцентрически подразумевается: если б был отцом – Дениске (и, понятно, в том, что с точки зрения ребенка хороший отец – тот, кто готов катать до тех пор, пока ребенку не надоест).

Русский человек сказал бы: из тебя получился (вышел) бы хороший отец, американец говорит: youd make a great dad. То есть, если буквально: по-русски – как-то сам собой стал бы; по-ихнему же – подразумевается: чтобы стать – прилагают усилия, работают, делают…

  • Когда малышата начали садиться в коляске, появление с ними на улице вызывало бурную реакцию немцев. Как увидят нашу „сладкую парочку“, сразу начинают: „Зюс, зюс“. (Если не „Süß!“, так: „Doppelarbeit!“ – „двойная работа“… ) До смешного: стояла группа подростков, явно хулигански настроенных, пинали мешки с мусором, орали, страшно мимо идти. Все же иду; вдруг один выдвинулся вперед, орет тоном следователя: „Близнецы?“, говорю: „Да!“, а он в ответ: „Зюс!“
  • Американцы не говорят «вечером»: темнеет стремительно – tonight.

обсценности

авторепост

  •  „Похуй“ по-немецки – Scheißegal. Вроде и в том, и в другом случае смысл один и тот же: грубый вариант нейтрального значения наплевать, без разницы, безразлично, всё равно (фиолетово, до лампочки, до фонаря, по барабану, по фигу… если подключить экспрессивные метафорические варианты). И всё же разница есть. Русское слово неприличное. Немецкое всего лишь разговорно-просторечное, с корнем „говно“ (все говно… кроме мочи... – так? или просто насрать?).
    Немецкие ругательства политкорректнее русских: представимы в репертуаре любого человека, вне зависимости от пола или возраста. Русская брань, строго говоря, уместна скорее в устах  мужчин. Иные выражения в женских устах смешны. Если вдуматься в смысл, конечно. Если женщине „похую“, разве это не смешно?..

Американцы говорят I don’t give a (flying) fuck / shit / damn. Или  I dont give a flying leap. Может быть демократично, в смысле политкорректно, но и непристойно быть тоже может.

 Кажется, русские выразительные варианты экспрессивнее немецких. Глубже. Уводят в искусство или в философию… „По фигу“, например, вовсе не детский вариант. „Пофигизм“ (как и „похуизм“) – жизненная установка! Становится всё популярнее в последнее время… По-немецки и по-английски такого „жизненного принципа“, похоже, нет.

Devil-may-care attitude – из литературы, книжное. Есть еще „I should worry?“ – произносится с еврейской интонацией (есть авторитетное мнение, что еврейские вопросы – агрессивны…). По-русские ближе всего вариант „Меня не колышет“; определенно грубее иноязычной параллели.

  • В немецком экскрементальные ругательства. „Детские“, как удивлялся один мой знакомый.
    В русском – матерные. Угрозы действием. Странно угрожать тем, что доставляет удовольствие… И при чем тут семейное родство?
    По теории И. Смирнова (предложена на конференции 2004 в Констанце; в изложении Надежды Григорьевой: НЛО № 69), архаический человек хотел интимности в обществе и с природой, для достижения пользовался (инициационной) техникой приближения-через-удаление, в языке для приближения-через-удаление создавал генитальную речь (мат): тут и агрессия, и интимность. Кстати, немецкие анальные ругательства (о которых напомнила Лахман) в объяснении профессора – троп. Н.Г. цитирует: „Слово „хуй“ — это уже эвфемизм, — сообщил профессор аудитории, — что там было в самом начале — никто не знает“ (НЛО № 69).
  • Еще об обсценностях.
    Русские граффити в рейхстаге редко нейтральны: „Осмотрели развалины Берлина. Остались весьма довольны“. Гораздо чаще они просторечны („берлин, здеся“), иногда пафосны („Слава тебе, отчизна. Твои сыны до Берлина дошли“, – это некто Мильберг написал). Обсценные слова немцы стёрли. Однако кое-что всё же осталось:  менее известное „сучан“.
  • Несколько лет назад Л.С. опубликовала эпохалки (куда все ее знакомые попали). А вот история с участием авторши.
    Действие происходит в аптеке. Действующие лица: аптекарши и „наш человек в Берлине“ – забежавшая купить пурген (или что-то в этом роде) русская дама. Наша, как всегда, „без языка“, помучавшись, выдает фразу: у „Oma“ (бабушки) „Scheiße geht nicht„. (Комбинация из двух речевых клише: ругательство „Scheiße!“ – „дерьмо!“ то есть, и „Es geht nicht!“ – „Нет, так не пойдет!“)
    Немцы посмеялись, но смысл поняли, выдали лекарство.
    Они вообще понимают больше, чем русские в состоянии сказать…
  • My god иногда правильнее переводить как „Черт!“ Например, если это Буковский. „Oh, shit,“ said Louie, „my god.“
  • Первое, что этот ребенок сделал, родившись, – написал на маму. Положили новорожденного на грудь, как полагается, а он выпустил струю. „Ой! Er hat gepißt!“ – вскрикнула новоявленная мама. Русская, но при этом всё же филолог-германист, она не забывала, что рожает в немецком роддоме, старалась держать марку, держать язык под контролем. Всё равно получилось не вполне корректно. Мамочка сообразила это сразу же, но, к сожалению, с лёгким опозданием. Сначала вскрикнула, а потом сообразила: с языка сорвалось просторечное слово!
    По-немецки pissen – скорее ссать, о ребенке так не говорят: грубо! Надо было сказать pinkeln. Но мамочка-то собиралась сказать: „Он напИсал!“ Похоже, имела место калька с русского, она взбрела в мамочкину голову по созвучию… На немецкий-то мамочка-германистка перешла, а вот регистр не успела настроить… Стало стыдно.
    Что получится из ребенка, который при рождении „нассал“ на маму?
    Наплевал, так сказать, на родителей… Вырастет оторва и неслух – и, как следствие, невежа и олух, если уж сгущать краски до конца.
    А может, и нет: вылупится из него индивидуальность. Мужчина, который остается собой в любых обстоятельствах. Следует зову природы, не стесняясь. Игнорируя условности, делает то, что считает должным. Любите меня таким, каков есть, а каков есть, я не скрываю. Так что берите, что есть.
    Впрочем, можно и другое предположить: что выйдет из него существо не от мира сего. Тот, кто не спрашивает, можно ли жить и в придуманном мире. В мечтах он чист и невинен, как младенец. А что под себя гадит (хуже: гадит ближним) – это не его, эскейписта, проблемы, а тех, кто рядом с ним остаётся. У кого своих душевных силенок не хватило для полета…
  • вывеска на улице обещает товары для детей в магазине Baby Butt. Владелец включил свою фамилию в название магазина; фамилия „говорящая“, значит по-немецки „речная камбала“. Но это еще полбеды. Это еще цветочки. Ягодка в том, что фамилия говорит еще и по-английски. А в английском слово butt значит „попа“… Итак, мам и деток зазывает магазин „Детская попа“.
    А еще в Берлине обнаружился (точнее, несколько лет назад был)
    Butt Markt – почти по-„американски“, с дополнительным „е“ (Market) можно было бы и оговорку „почти“ отбросить…