Pubertaet

Как проявляется? картинкой: темный фон, пустынная дорога, зеленоватый свет, темные контуры фигур без лиц. Да, депрессивно. Но красиво. А главное – овеществлено. Это уже не бездонная пропасть внутри, сосущий вечноголодный червь, тревожная неудовлетворенность неясной этиологии – это встреча со своим настроением, полная ясность, когда состояние выражено и очевидно, признано и понимается. Значит, может быть преодолено.

Как проявляется? самомнением. Хочу уметь рисовать. Но не учиться у кого-то, лучше дома по книжкам, сама. Хочу учиться играть на балалайке, саксофоне, флейте… но не у кого-то. А сам, в интернете или еще как. (Попытки не следуют. Времени нет, все такое.) Да, хочу в Японию, но не буду ради этого ходить в группу. Если поеду, так на свой страх и риск, на свои деньги, когда-нибудь потом…

Ты, мама, готова вести, учить, платить, помогать, направлять, поддерживать – только вот им этого не надо. Твои усилия – не просто лишние, ненужные: они под запретом, они и вообще воспринимаются как агрессия, посягательство – на время, на душу-свободу-самостоятельность. „Ты слишком много говоришь, у меня никакой жизни нет.“ Ну да, говорю: не могу больше оставаться средством передвижения, всего лишь орудием-инструментом. Мала стала роль статиста-массовки. Незаметная обслуга… как у Фатиха Акина в фильме «На краю рая» (нем. «Auf der anderen Seite», тур. «Yaşamın Kıyısında», англ. «The Edge of Heaven», 2007): мама Лотты.

Они требуют самостоятельности, я – замеченности, встаю с колен, восстаю, борюсь. Вот только финал без надежды: победа будет проигрышем, а скорее всего и победа не светит, ответ на военные действия – санкции, лишение общества, благо им есть куда убежать…

Может, это и хорошо. Мама слишком уж вошла в их потребности, в их жизнь. Время им отдаляться и жить отдельной жизнью, ей/мне – возвращаться к себе, искать новую среду. (Может, и вообще сделала ошибку? отдаваться семейным заботам всей душой – в какой-то момент предать себя?..)

Ну да, ну да, нет повода для особого беспокойства. У других хуже: наркотики-кражи-драки… А тут всего-то депрессия и отгороженность. Одна в соцсетях и среди ютьюберов, другой в компьютерных играх и внутри аниме… Подростки – außer Betrieb, сказала психолог, мать троих мальчиков, старший товарищ, великолепная женщина. Добавляю: они – в норе. Или так: в коконе. Что-то вылупится замечательное, прекрасное. Только не трогай кокон, не разрушей, не процарапывайся внутрь. Живи  и наблюдай…

елка

Weihnachten16

Год за годом покупали елочку. А в этом году не захотели: повзрослели мои? или поленились наряжать? но лени не признали – заявили, что хотят перемен. Оттого наша „елка“ в новом формате. Правда, этого вроде не заметно:)
(Подсказка: еще до рождения моих у нас дома елочкой служил… фикус. Ну, а теперь…)

Pferdemarkt

Специально для Наташи К.
Лошадиный базар: хомуты, седла… и сами лошадки – правда, как раз эти не на продажу.
Поздновато мы приехали. Зато не пропустили выставку картин психотерапевта и ее африканского мужа. Выставка в перестроенном сарае бывшего крестьянского двора (Dreiseithof).
Gutengermendorf – жуткая дыра. С терапевтической точки зрения, видимо, иначе.

Фото Elena Tikhomirova-Madden.Фото Elena Tikhomirova-Madden.

Merken

Merken

Merken

Merken

Merken

Pont-Saint-Esprit

Ал принес в клювике историю о том, как французская деревня сошла с ума:

One man tried to drown himself, screaming that his belly was being eaten by snakes. An 11-year-old tried to strangle his grandmother. Another man shouted: „I am a plane“, before jumping out of a second-floor window, breaking his legs. He then got up and carried on for 50 yards. Another saw his heart escaping through his feet and begged a doctor to put it back. Many were taken to the local asylum in strait jackets.

А я вспомнила свой линк к веселой заметке о галлюциногенном ржаном хлебе… Что русскому здорово, то французу карачун?..

подвиги пубертата

Из рассказов Ала.

Класс побывал в опере (Deutsche Oper) на Трубадуре. Вели себя ужасно, разговаривали, не обращая внимания на сцену. Говорили до того громко, что один старичок стукнул девочку, сказал при этом „Halt die Klappe, du …“ (Ал сказал Pfotze, добавил, что слово ужасно плохое, Ан подтвердила; в словаре я нашла действительно плохое слово Fotze. Но думаю я не о слове, а том, насколько невероятные люди идут в оперу сегодня.) Девочка про себя не знает, что плохая, говорит Ал, она хотела в полицию заявить на старичка. На нее работники оперы тоже хотели в полицию заявить. История долгая… Кончилось тем, что класс получил Hausverbot в оперу. А может, и вся школа, говорит Ал. Я осторожно спросила, не радуются ли те, кто ходил. Им все равно, говорит Ал осуждающе.

ranger-ru

18-19.06. в карельском лагере на Сям.озере погибли 14 подростков. Попали в шторм на рафте и каноэ.

А вот теперь вопрос: почему все самые замечательные идеи в тридевятом царстве подозрительныо смахивают на симуляцию? Рейнджеры, скауты, следопыты, маугли-тарзаны, робинзоны, поморские традиции, школа выживания, испытания, закалка, приключения, спасатели… воспитатели из Орленка… Все замечательно, вот только почему это

  • дети – из малообеспеченных и многодетных семей, сироты
  • обеспечения тылов, резервов – никакого (и это при том, что госконтракт):

корпус на фото – уродливый, а насчет вынужденной „ротации“ в палатки „напрашивается вывод: на одни места проданы двойные путевки!“,  и насчет скудной еды в походах на несколько дней ( самое так называемое коронное блюдо — это рис со сгущенкой) – предположения в том же направлении; и вообще нормальных жизненных условий и внимания к детям просто нет:

 …хлеб возили в багажнике вместе с бензином, воды не было, из-за чего дети ходили немытыми, работники кухни набирали воду из канализационного люка
…дети подбирают на пляже окурки и курят, играют на деньги в карты, продают друг другу еду

  • „инструкторы“ же – студенты педколледжа, которых обязали работать под угорозой отчисления
  • дети не все в спасательных жилетах

–  безобразная нищета и брошенность – за ширмой потемкинских деревень. Ну, если что, можно наказать стрелочника. И запретить негос. инициативы.

Но назад к прекрасным словам. К войне, что ли, готовят пушечное мясо…